Индекс
издания
76063

ISSN 2303-9949

Восстановление фертильности у онкологических больных методом ретрансплантации витрифицированной ткани яичника

Автор: М. В. Киселева, Е. В. Комарова, И. В. Малинова, М. М. Карпейкина, М. С. Денисов
Место работы: ФГБУ МРНЦ Минздрава РФ, г. Обнинск (Россия)
Резюме

В настоящее время метод криоконсервации овариальной ткани все чаще входит в состав комплексного лечения злокачественных образований у женщин. Основная цель криоконсервации ткани яичника – сохранение фертильности у пациентов до проведения гонадотоксичной химио- и лучевой терапии. В 2012 году в нашем центре была произведена ортотопическая трансплантация яичниковой ткани пациентке, ранее прошедшей курс радиойодтерапии. С целью оценки эффективности проведенной ортотопической трансплантации проводилось обследование, включавшее УЗИ и определение гормонального статуса (ФСГ, ЛГ, эстрадиол, ингибин В, АМГ). Данные УЗИ и уровни гормонов показали тенденцию к восстановлению овариального резерва пациентки.

Summary

In the present method of Cryopreservation of ovarialna fabrics are increasingly included in comprehensive treatment of malignant tumors in women. The main purpose of the Cryopreservation of ovarian tissue is preserving fertility in patients before the gonadotoksičnoj chemo-and radiotherapy. In the year 2012 in our Center was Orthotopic transplantation of ovarian tissue the patient previously held the course radioiodine therapy. To assess the effectiveness of the ortotopičeskoj transplant survey that included ULTRASOUND and hormonal status (FSH, LH, estradiol, those for inhibin a, AMG). The ultrasound and hormone levels showed a trend towards the restoration of ovarian reserve.

Ключевые слова: овариальная ткань, витрификация, трансплантация.
Keywords: ovarian tissue transplantation, vitrification. Ovarian tissue, vitrification, transplantation.

Введение

В структуре общей онкологической заболеваемости злокачественные опухоли щитовидной железы занимают около 2%. По данным ВОЗ за последние 10 лет заболеваемость выросла в 2 раза. Рост заболеваемости отмечается преимущественно за счет лиц молодого возраста. У женщин РЩЖ возникает в 3 раза чаще, чем у мужчин [1]. Современные методы лечения дифференцированного РЩЖ дают хорошие отдаленные результаты.

При папиллярном раке щитовидной железы после радикально проведенного лечения 10-летняя выживаемость составляет более 90% [2]. Естественно, что в такой ситуации сохранение детородной функции является важнейшей составляющей реабилитации. Для абляции остатков ткани щитовидной железы после тиреоидэктомии и для лечения рецидивов используется радиойодтерапия (РИТ) [3]. Применение радиоактивного I131 может вызывать нарушение репродуктивной функции за счет его тропности к железам внутренней секреции.

По данным [4] лечение дифференцированного рака щитовидной железы с использованием I131 способствует сокращению продолжительности фертильной жизни и приближает естественную менопаузу.

Одна из перспективных методик сохранения фертильности – криоконсервация яичниковой ткани с последующей трансплантацией. В настоящее время доказано, что после трансплантации размороженной ткани яичника происходит восстановление функции яичников [5, 6, 7] , а лучшим способом трансплантации ткани яичника является ортотопическая аутотрансплантация, в результате которой возможно возникновение беременностей и рождение здоровых детей [5, 8 – 13]. Первые успешные роды после трансплантации ткани яичников состоялись в 2004 году [5]. К настоящему времени после процедуры трансплантации декриоконсервированной овариальной ткани во всем мире уже родились более 18 здоровых детей.

Материалы и методы

В нашем центре в 2006 году был создан банк для хранения криоконсервированной ткани яичника, содержащий к настоящему времени образцы ткани 100 пациенток. Все образцы ткани были заморожены методом витрификации или мгновенного погружения кортикального слоя яичника в жидкий азот, что является принципиальным отличием от общепринятого подхода (медленная заморозка) к сохранению ткани.

На примере данного клинического случая мы исследовали эндокринную функцию пациентки с опухолью щитовидной железы до и после специфического лечения (радиойодтерапии) и ортотопической трансплантации криоконсервированной овариальной ткани для оценки эффективности данной процедуры.
Клинический случай: Больная Е., 1986 г.р., поступила в ФГБУ МРНЦ с диагнозом папиллярный рак щитовидной железы (T4N1M0, IV стадия, метастатическое поражение лимфоузлов шеи). Направлена в стационар для проведения комбинированного лечения (оперативное лечение, радиойодтерапия).

Клинически значимых хронических заболеваний в анамнезе не было. Наследственность не отягощена. Аллергологический анамнез не отягощен.

Сопутствующая патология: хронический гастрит. Левосторонняя мочекаменная болезнь. В объективном статусе клинически значимых отклонений от нормы не выявлено. Общеклинические анализы крови и мочи, биохимический анализ крови – без патологии. АТ к ВИЧ (ИФА), HBs-антиген, анти-НСV (ИФА) – не обнаружены. RW- отрицательная.

В 2010 году была выполнена тиреоидэктомия с футлярно-фасциальным иссечением клетчатки шеи слева. В связи с тем, что больной планировалось проведение радиойодтерапии, пациентке предложено проведение криоконсервации овариальной ткани. Абсолютных противопоказаний к операции не было. Информированное согласие пациентки на проведение лапароскопической биопсии яичниковой ткани с целью криоконсервации получено. При ультразвуковом исследовании органов малого таза до оперативного вмешательства патологии не выявлено, состояние эндометрия и яичников соответствует фазе менструального цикла и возрасту пациентки.

При исследовании гормонального статуса на основе анализа сыворотки крови уровень половых гормонов соответствовал возрастной норме (таблица 1).
Произведена лапароскопическая биопсия ткани яичников. Полученные биоптаты ткани были криоконсервированы методом витрификации, а часть ткани направлена на гистологическое исследование. В соответствии с данными гистологического заключения биопсийного материала, ткань яичника содержала примордиальные фолликулы.

Криоконсервации подвергался не весь яичник, а только кортикальный слой, т. к. именно он, в основном, содержит весь пул примордиальных фолликулов. Толщина кортикального слоя составляла приблизительно 1 мм. Подготовленная ткань (кортикальный слой) резалась на кусочки 3-5 х 3-5 мм. Все процедуры подготовки овариальной ткани осуществлялись при температуре +40С. Замораживание производилось в несколько этапов. В качестве криопротектеров использовались ДМСО и 2,5 М сахароза.

Послеоперационный период протекал гладко, больная направлена на дальнейшее лечение по основному заболеванию. Пациентке проведена консервативная радиойодтерапия 81 mKu. В течение 3-х суток пациентка находилась на закрытом режиме. С момента взятия биопсии в течение 2-х лет пациентка периодически находилась под наблюдением у гинеколога: проводилось ультразвуковое исследование

Восстановление фертильности у онкологических больных методом ретрансплантации витрифицированной ткани яичника

малого таза, исследование гормонального статуса. При анализе полученных показателей уровня гормонов после радиойодтерапии отмечалась недостаточность функции яичников, хотя аменореи у пациентки не наблюдалось (табл. 1).

В 2012 году, после проведения контрольного обследования по основному заболеванию, признаков рецидива и метастатического поражения не выявлено. Фиксирована стойкая ремиссия основного заболевания. Пациентка изъявила желание ретрансплантировать криоконсервированную ткань яичника для реализации своей репродуктивной функции.

Противопоказаний к проведению трансплантации ткани не выявлено.

Лапароскопически была произведена ортотопическая трансплантация декриоконсервированных биоптатов под кортикальный слой яичника, а также биопсия тканей обоих яичников для гистологического исследования.

Результаты

Гистологическое исследование показало, что биоптаты ткани яичников после лечения (радиойодтерапия) представлены фрагментами склерозированной теки. Анализ витрифицированной ткани на апоптоз и изучение гистологических срезов показал хорошую сохранность ткани яичника, биоптаты содержали примордиальные фолликулы, большая часть которых осталась неповрежденной, что не противоречит данным литературы [14].
С целью оценки эффективности проведенной ортотопической трансплантации ткани яичника один раз в месяц проводилось контрольное обследование, включавшее УЗИ и определение гормонального статуса (рис.1)
Как видно из графика на рисунке 1, после трансплантации ткани яичников уровни гормонов ФСГ и АМГ практически достигли значений соответствующих возрастной норме по сравнению с уровнем, фиксированным по окончании специфического лечения.

Выводы

Таким образом, после специфического лечения (радиойодтерапии) выявлено повышение уровня ФСГ и снижение уровня АМГ, что свидетельствует о снижении

Восстановление фертильности у онкологических больных методом ретрансплантации витрифицированной ткани яичника

овариального резерва. После трансплантации витрифицированной ткани яичника наблюдалось снижение уровня ФСГ и повышение уровня АМГ, что позволяет говорить о тенденции к восстановлению овариального резерва пациентки. Изучение гистологических срезов витрифицированной ткани показали хорошую сохранность яичниковой ткани. Метод витрификации кортикального слоя ткани яичника может использоваться для сохранения репродуктивной функции женщин, которым предстоит химио- и лучевая терапия.

Статья поддержана Федеральной целевой программой «Научные и научно-педагогические кадры инновационной России» на 2009 — 2013 годы, объявленной Министерством образования и науки Российской Федерации.

Литература: 

Fassina A., Rupolo M., Pelizzo M. R., Casara D. Tumori, 1994; 80: 257-262
Валдина Е. А. Заболевания щитовидной железы. СПб. Питер, 2006; 386 с
Mazzaferri E. L. Am J Med, 1994; 97 (5): 418-428
Ceccarelli C., Canale D., Vitti P. Curr Opin Urol, 2008; 18 (6): 598-601
DonnezJ., Dolmans M. M., Demylle D., et al. Lancet, 2004; 364: 1405-1410
Donnez J., Squifflet J., Van Eyck A. S., et al. Reprod Biomed Online, 2008; 16 (5): 694-704
Amorim C. A., Van Langendonckt A., David A. et al. Human Reproduction, 2009; 24 (1): 92-99
Meirow D., Levron J., Eldar-Geva T. et al. N. Engl. J. Med, 2005; 353: 318-321
Sanchez-Serrano M., Crespo J., Mirabet V., et al. Fertility and Sterility, 2010; 93: 11–13
Andersen C. Y., Rosendahl M., Byskov A.G. Human Reproduction, 2008; 23: 2266 – 2272
Ernst E., Bergholdt S., Jorgensen J.S. et al. Human Reproduction, 2010; 25: 1280 – 1
Donnez J., Silber S., Andersen C. Y., et al. Ann Med, 2011; 43(6): 437-50
Andreas Müller, Prof. Dr. med., 1 Katja Keller, Dr. med., 2 Jennifer Wacker, et al. Dtsch Arztebl Int., 2012; 109 (1-2): 8-13
Shaw J. M. Theriogenology, 2000: 1. 53: 59-72

 

Облако тегов

Андрология (3) История медицины (4) Лапароскопия (1) МЕТОД АБДОМИНАЛЬНОЙ ДЕКОМПРЕССИИ ПРИ БЕРЕМЕННОСТИ (1) Мифепристон (1) Мозаицизм (1) ПРОЛАПС ТАЗОВЫХ ОРГАНОВ (1) Перговерис (1) Преждевременная недостаточность яичников (1) Прогестины (1) Селективный модулятор рецепторов прогестерона (СМРП) (1) ЭКО (4) агонисты Гонадотропных Рилизинг Гормонов (аГнРГ) (1) бластоцисты хорошего качества (1) вспомогательные репродуктивные технологии (4) гетеротопическая маточная и шеечная беременность (1) гинекология (2) гистероскопия (1) донация ооцитов (1) заместительная гормональная терапия (1) имплантация (1) климактерические расстройства (1) климактерический период (1) клиническая беременность (2) контролированная стимуляция яичников (1) контролируемая стимуляция суперовуляции (1) культивирование эмбрионов (1) менопауза (1) менопаузальный гонадотропин человека (1) минерально – витаминный комплекс Эмфетал (1) миома (1) миома матки (1) обмен опытом (2) окклюзия подвздошных артерий (1) органосохраняющее оперативное лечение (1) перистальтика (1) подготовка эндометрия (1) постменопауза (1) пролапс гениталий (2) трансдермальный натуральный эстроген (1) фармакоэкономический анализ (1) фоликулостимулирующий гормон (1) фоноэнтерография (1) хромосомный мозаицизм (1) энтеро-энтеральный тормозной рефлекс (1)

Реклама