Индекс
издания
76063

ISSN 2303-9949

РАСПРОСТРАНЕННОСТЬ ПАТОЛОГИИ ЩИТОВИДНОЙ ЖЕЛЕЗЫ У ПАЦИЕНТОК С СИНДРОМОМ ПОЛИКИСТОЗНЫХ ЯИЧНИКОВ

Автор: М.Г. Жуматова, В.Н. Локшин
Место работы: КазНМУ им. С.Д. Асфендиярова, Институт репродуктивной медицины г. Алматы

СПКЯ (синдром поликистозных яичников) и различные заболевания щитовидной железы представляют собой наиболее распространенные заболевания эндокринной системы /1,10,11/. Однако взаимосвязь между этими нарушениями, имеющими различную симптоматику и генез, изучена недостаточно. Janssenetal./1/ выявили высокую частоту аутоиммунного тиреоидита и гипотироксинемии у женщин с СПКЯ. При СПКЯ отмечается олиго- или ановуляция с дефицитом прогестерона, увеличение отношения значений эстрогена к прогестерону. Исследователи отмечают положительную корреляцию мощного медиатора аутоиммунных реакций – интерлейкина-6 с уровнем эстрогенов и отрицательную – с уровнем прогестерона /3/. Известно, что клиническая симптоматика некоторых заболеваний щитовидной железы (АИТ, диффузный токсический зоб) обусловлена взаимодействием различных цитокинов и других медиаторов аутоиммунитета, что особенно выражено при наличии манифестного гипотиреоза /4/.

Наиболее частыми клиническими характеристиками СПКЯ являются избыток веса или ожирение, обусловленное инсулинорезистентностью. Отмечается взаимосвязь инсулинорезистентности и тиреоидного дисбаланса /1,5/. Высокий уровень ТТГ и низкий уровень Т4 даже у эутиреоидных взрослых пациентов и детей без наличия тиреоидной патологии ассоциировались с инсулинорезистентностью, повышенными уровнями холестерина, триглицеридов, липопротеидов низкой плотности, гиперинсулинемией/2,9/. У пациенток с СПКЯ тиреоидная дисфункция, связанная с инсулинорезистентностью, не зависела от индекса массы тела и возрастного фактора /5/. Инсулинорезистентность характерна также и при субклиническом и манифестном гипертиреозе.

Таким образом, по данным литературы прослеживается возможная патогенетическая взаимосвязь тиреоидной патологии и СПКЯ.

 Целью наших исследований явилось изучение состояния функции щитовидной железы у при бесплодии и СПКЯ.

 Материалы и методы. Под наблюдением находились 59 пациентов с СПКЯ и бесплодиемв возрасте от 19 до 39 лет (средний возраст 29,3±1,5 года). Диагноз СПКЯ выставлялся в соответствии с критериями, предложеннымиРоттердамской рабочей группой ESHRE/ASRM-Sponsored, 2004 г. Из исследования исключены пациентки с гиперпролактинемией, нарушениями функции коры надпочечников. Контрольную группу (2 группа) составили 52 женщины в возрасте от 21 года до 35 лет (средний возраст 26,2±0,6 года), страдавшие бесплодием (непроходимость труб),без клинических и биохимических признаков СПКЯ и патологии щитовидной железы.Средняя длительность бесплодия составила 5,4 ± 2,6 года в 1 группе, а в контрольной группе 4,1 ± 1,7 лет. Пациентки 1 группы имели индекс массы тела в среднем 26,4 ± 6,4 кг/м2, во 2 группе ИМТ соответствовал 30,5 ± 7,3 кг/м2.

Иммуноферментным методом пациенткам определялись уровни гормонов: тестостерона, свободного тестостерона, ФСГ,ЛГ,ДГЭА-С, Пролактина, кортизола, ТТГ, свободного тироксина (Т4) и свободного трийодтиронина (Т3), антител к тиреопероксидазе (АТПО) и тиреоглобулину (АТГ) на 3-5 день МЦ. Уровень прогестерона определялся на 19-20 день МЦ.Проводилось ультразвуковое исследование щитовидной железы и органов малого таза.

 Результаты. У всех обследованных с СПКЯ и бесплодием отмечались нарушения менструального цикла (МЦ): аменорея (отсутствие МЦ в течение 6 месяцев) – у 6 и олигоменорея (с длительностью цикла более 35 дней) – у 53 пациенток. У 38 пациенток (66 %) отмечался гирсутизм (гирсутное число по шкале Ферримана-Галлвея более 7 баллов), у 4 пациенток–акне.

При ультразвуковом исследовании органов малого таза поликистоз яичников выявлялся у всех женщин с СПКЯ и бесплодием, что проявлялось в увеличении объема яичников более 10 см3, сколичеством фолликулов ≥12 и их атрезии диаметром 2-9 мм.

При ультразвуковом исследовании щитовидной железы увеличение объема щитовидной железы имело место у 16 (34,1%) пациенток, а в группе контроля – лишь у 4 пациенток. Гипоплазия щитовидной железы отмечалась у 7 (12,6 %) пациенток, а в контрольной группе – в 2,1%, в контроле – лишь в 1 случае. У 7 пациенток (4,1%) отмечались чаще одиночные и реже множественные узловые образования размером менее 1 см. Лишь у 1 пациентки 1 группы выявлялся узел в правой доле щитовидной железы размером 1,5 см. В большинстве случаев на УЗИ отмечались умеренные диффузные изменения паренхимы железы, усиление ее васкуляризации.У18 (29,8 %) обследованных в 1 группе отмечались признаки аутоиммунного тиреоидита, гипоэхогенные участки в паренхиме щитовидной железы. В группе контроля указанные изменения выявлялись лишь у 3 женщин (3,6%).У 20 (24,8%) пациенток выявлялся эндемический зоб без нарушения функции или с гипофункцией щитовидной железы.У 67% (40 женщин) обследованных 1 группы отмечались лабораторные признаки гиперандрогении: уровень тестостерона был выше 2 нг/мл и в среднем составил 5,2 ± 1,4 нг/мл. У 79% (46 женщин) был повышен уровеньсвободного тестостерона.

Уровень ДГЭА-С (0,9 ± 1,3 мкмоль/л р> 0,05), существенно не отличался от уровня в контрольной группе (0,8 ± 0,2 мкмоль/л), что больше соответствует яичниковому генезу гиперандрогении/7/. При исследовании уровней гонадотропных гормонов отмечалось значительное повышение уровня ЛГ (12,2 ± 2,4 мМЕ/мл, р < 0,001) и значительное увеличение соотношение ЛГ/ФСГ (2,7 ± 0,3, р < 0,001). Уровень пролактина у пациенток с СПКЯ и бесплодием (375 ± 14,7 мМЕ/л, р> 0,05) существенно не отличался от показателей в контрольной группе (329 ± 14,9).Пациенткам определялся уровень прогестерона дважды в течение 2 последних циклов.Значения прогестерона были ниже нормальных значений (ниже 2 нг/мл), что отражает хронический характер нарушения овуляции. Уровень прогестерона в 1 группе составил 1,4 ± 0,9 нмоль/л( р < 0,001), что сопровождалось ановуляцией и бесплодием и, в большинстве случаев, являлось основной причиной обращения за медицинской помощью.

Как известно, уровеньТТГ является наиболее быстро реагирующим показателем при возникновении дисфункции щитовидной железы (8). У пациенток с СПКЯ и бесплодием этот показатель был значительно выше (4,2 ± 0,3 мМЕ/л, р< 0,001), чем в контрольной группе (1,4 ± 0,7 мМЕ/л) и выявлялся в 47,5% случаев (28 женщин). Из этого числа пациенток СПКЯ и бесплодием с АИТсубклинический гипотиреоз выявлялся в 62,1 %, манифестный гипотиреоз лишь 8,3%случаев.

Таким образом для пациенток с бесплодием и СПКЯ характерна не только гиперандрогения, но значительная частота нарушений структуры и функции щитовидной железы.

 

Таблица 1. Гормональные показатели у пациенток с СПКЯ и бесплодием

 patolog-shitovid-jelezi-tabl1.jpg

Выводы:

1.      У пациенток с СПКЯ и бесплодием значительно чаще встречается дисфункция щитовидной железы, чем при бесплодии без СПКЯ.

2.      Для пациенток с СПКЯ характерна высокая частота субклинического гипотиреоза, аутоиммунного тиреоидита и эндемического зоба.

 

ЛИТЕРАТУРА

1. JanssenO.E., MehlmauerN., HahnS., OffnerA.H., GärtnerRHigh prevalence of autoimmune thyroiditis in patients with polycystic ovary syndromeEur J Endocrinol.,2004;150:363369.

 2.Nader NS, Bahn RS, Johnson MD, Weaver AL,SinghR,Kumar S. Relationships between thyroid function and lipid status or insulinresistance in pediatric population.Thyroid,2010,20(12),1333-1339.

3. Angstwurm M.W., Gartner R.& Ziegler-Heitbrock H.W. Cyclic plasma IL-6 levels during normal menstrual cycle. Cytokine, 1997, 9, 370–374.

4. ЖигжитоваЕ.Б., ПруткинаЕ.В.Уровень цитокинов в сыворотке крови у больных аутоиммуннымтиреоидитом. Сибирский медицинский журнал, 2010, т. 94,№3. — С. 81-83.

5.MuellerA., C. SchöfR. DittrichS. CupistiP.G. OppeltR.L. SchildM.W. BeckmannL. Häberle. Thyroid-stimulating hormone is associated with insulin resistance independently of body mass index and age in women with polycystic ovary syndrome. Hum. Reprod.,Vol. 24, Issue11, p. 2924-2930.

6. MaratouE., HadjidakisD., KolliasA., TsegkaK., PeppaM., AlevizakiM.Dr, MitrouP., LambadiariV., BoutatiE., NikzasD., et alStudies of insulin resistance in patients with clinical and subclinical hypothyroidismEur J Endocrinol, 2010, 163. — Р. 625-630.

7. Sakiyama R.: Approach to patients with hirsutism. West J Med 1996; 165:386-391.

8. AnderssonM., B. de Benoist, RogersL.Epidemiology of iodine deficiency: Salt iodisation

and iodine status. Best Practice. Research Clin.Endocrinol.&Metabol.,2010, Issue 1, P. 1-11 (Febr.)

9. T. Farasat,A.MajeedCheema, M. N. Khan. Relationship of Thyroid Hormones with Serum Fasting Insulin and Insulin Resistance in Euthyroid Glycemic Anomalies.Pakistan J. Zool., vol. 43(2), pp. 379-386, 2011.

10. E.Diamanti- Kandarakis, C.D. Christakou, E. Kandaraki and F.N Economou. Metformin: an old medication of new fashion: evolving new molecular mechanisms and clinical implications in polycystic ovary syndrome. Europ.Journ.Endocrinol., 2010, Vol .,162, Issue 2, 193-212.

11. F.D. McCulloch. Natural Treatments for Autoimmune Infertility Concerns.April 28, 2011

Архив журнала

Облако тегов

Андрология (3) История медицины (4) Лапароскопия (1) МЕТОД АБДОМИНАЛЬНОЙ ДЕКОМПРЕССИИ ПРИ БЕРЕМЕННОСТИ (1) Мифепристон (1) Мозаицизм (1) ПРОЛАПС ТАЗОВЫХ ОРГАНОВ (1) Перговерис (1) Преждевременная недостаточность яичников (1) Прогестины (1) Селективный модулятор рецепторов прогестерона (СМРП) (1) ЭКО (4) агонисты Гонадотропных Рилизинг Гормонов (аГнРГ) (1) бластоцисты хорошего качества (1) вспомогательные репродуктивные технологии (4) гетеротопическая маточная и шеечная беременность (1) гинекология (2) гистероскопия (1) донация ооцитов (1) заместительная гормональная терапия (1) имплантация (1) климактерические расстройства (1) климактерический период (1) клиническая беременность (2) контролированная стимуляция яичников (1) контролируемая стимуляция суперовуляции (1) культивирование эмбрионов (1) менопауза (1) менопаузальный гонадотропин человека (1) минерально – витаминный комплекс Эмфетал (1) миома (1) миома матки (1) обмен опытом (2) окклюзия подвздошных артерий (1) органосохраняющее оперативное лечение (1) перистальтика (1) подготовка эндометрия (1) постменопауза (1) пролапс гениталий (2) трансдермальный натуральный эстроген (1) фармакоэкономический анализ (1) фоликулостимулирующий гормон (1) фоноэнтерография (1) хромосомный мозаицизм (1) энтеро-энтеральный тормозной рефлекс (1)

Реклама