ГЛАВНАЯ ЖУРНАЛЫ СОБЫТИЯ ИЗДАНИЯ КОНГРЕСС О НАС КОНТАКТЫ  

РАСПРОСТРАНЕННОСТЬ ПАТОЛОГИИ ЩИТОВИДНОЙ ЖЕЛЕЗЫ У ПАЦИЕНТОК С СИНДРОМОМ ПОЛИКИСТОЗНЫХ ЯИЧНИКОВ
 
М.Г. Жуматова, В.Н. Локшин

 КазНМУ им. С.Д. Асфендиярова,

Институт репродуктивной медицины

г. Алматы

 

СПКЯ (синдром поликистозных яичников) и различные заболевания щитовидной железы представляют собой наиболее распространенные заболевания эндокринной системы /1,10,11/. Однако взаимосвязь между этими нарушениями, имеющими различную симптоматику и генез, изучена недостаточно. Janssenetal./1/ выявили высокую частоту аутоиммунного тиреоидита и гипотироксинемии у женщин с СПКЯ. При СПКЯ отмечается олиго- или ановуляция с дефицитом прогестерона, увеличение отношения значений эстрогена к прогестерону. Исследователи отмечают положительную корреляцию мощного медиатора аутоиммунных реакций – интерлейкина-6 с уровнем эстрогенов и отрицательную – с уровнем прогестерона /3/. Известно, что клиническая симптоматика некоторых заболеваний щитовидной железы (АИТ, диффузный токсический зоб) обусловлена взаимодействием различных цитокинов и других медиаторов аутоиммунитета, что особенно выражено при наличии манифестного гипотиреоза /4/.

Наиболее частыми клиническими характеристиками СПКЯ являются избыток веса или ожирение, обусловленное инсулинорезистентностью. Отмечается взаимосвязь инсулинорезистентности и тиреоидного дисбаланса /1,5/. Высокий уровень ТТГ и низкий уровень Т4 даже у эутиреоидных взрослых пациентов и детей без наличия тиреоидной патологии ассоциировались с инсулинорезистентностью, повышенными уровнями холестерина, триглицеридов, липопротеидов низкой плотности, гиперинсулинемией/2,9/. У пациенток с СПКЯ тиреоидная дисфункция, связанная с инсулинорезистентностью, не зависела от индекса массы тела и возрастного фактора /5/. Инсулинорезистентность характерна также и при субклиническом и манифестном гипертиреозе.

 Таким образом, по данным литературы прослеживается возможная патогенетическая взаимосвязь тиреоидной патологии и СПКЯ.

 Целью наших исследований явилось изучение состояния функции щитовидной железы у при бесплодии и СПКЯ.

 Материалы и методы. Под наблюдением находились 59 пациентов с СПКЯ и бесплодиемв возрасте от 19 до 39 лет (средний возраст 29,3±1,5 года). Диагноз СПКЯ выставлялся в соответствии с критериями, предложеннымиРоттердамской рабочей группой ESHRE/ASRM-Sponsored, 2004 г. Из исследования исключены пациентки с гиперпролактинемией, нарушениями функции коры надпочечников. Контрольную группу (2 группа) составили 52 женщины в возрасте от 21 года до 35 лет (средний возраст 26,2±0,6 года), страдавшие бесплодием (непроходимость труб),без клинических и биохимических признаков СПКЯ и патологии щитовидной железы.Средняя длительность бесплодия составила 5,4 ± 2,6 года в 1 группе, а в контрольной группе 4,1 ± 1,7 лет. Пациентки 1 группы имели индекс массы тела в среднем 26,4 ± 6,4 кг/м2, во 2 группе ИМТ соответствовал 30,5 ± 7,3 кг/м2.

Иммуноферментным методом пациенткам определялись уровни гормонов: тестостерона, свободного тестостерона, ФСГ,ЛГ,ДГЭА-С, Пролактина, кортизола, ТТГ, свободного тироксина (Т4) и свободного трийодтиронина (Т3), антител к тиреопероксидазе (АТПО) и тиреоглобулину (АТГ) на 3-5 день МЦ. Уровень прогестерона определялся на 19-20 день МЦ.Проводилось ультразвуковое исследование щитовидной железы и органов малого таза.

 Результаты. У всех обследованных с СПКЯ и бесплодием отмечались нарушения менструального цикла (МЦ): аменорея (отсутствие МЦ в течение 6 месяцев) – у 6 и олигоменорея (с длительностью цикла более 35 дней) – у 53 пациенток. У 38 пациенток (66 %) отмечался гирсутизм (гирсутное число по шкале Ферримана-Галлвея более 7 баллов), у 4 пациенток–акне.

При ультразвуковом исследовании органов малого таза поликистоз яичников выявлялся у всех женщин с СПКЯ и бесплодием, что проявлялось в увеличении объема яичников более 10 см3, сколичеством фолликулов ≥12 и их атрезии диаметром 2-9 мм.

При ультразвуковом исследовании щитовидной железы увеличение объема щитовидной железы имело место у 16 (34,1%) пациенток, а в группе контроля – лишь у 4 пациенток. Гипоплазия щитовидной железы отмечалась у 7 (12,6 %) пациенток, а в контрольной группе – в 2,1%, в контроле – лишь в 1 случае. У 7 пациенток (4,1%) отмечались чаще одиночные и реже множественные узловые образования размером менее 1 см. Лишь у 1 пациентки 1 группы выявлялся узел в правой доле щитовидной железы размером 1,5 см. В большинстве случаев на УЗИ отмечались умеренные диффузные изменения паренхимы железы, усиление ее васкуляризации.У18 (29,8 %) обследованных в 1 группе отмечались признаки аутоиммунного тиреоидита, гипоэхогенные участки в паренхиме щитовидной железы. В группе контроля указанные изменения выявлялись лишь у 3 женщин (3,6%).У 20 (24,8%) пациенток выявлялся эндемический зоб без нарушения функции или с гипофункцией щитовидной железы.У 67% (40 женщин) обследованных 1 группы отмечались лабораторные признаки гиперандрогении: уровень тестостерона был выше 2 нг/мл и в среднем составил 5,2 ± 1,4 нг/мл. У 79% (46 женщин) был повышен уровеньсвободного тестостерона.

Уровень ДГЭА-С (0,9 ± 1,3 мкмоль/л р> 0,05), существенно не отличался от уровня в контрольной группе (0,8 ± 0,2 мкмоль/л), что больше соответствует яичниковому генезу гиперандрогении/7/. При исследовании уровней гонадотропных гормонов отмечалось значительное повышение уровня ЛГ (12,2 ± 2,4 мМЕ/мл, р < 0,001) и значительное увеличение соотношение ЛГ/ФСГ (2,7 ± 0,3, р < 0,001). Уровень пролактина у пациенток с СПКЯ и бесплодием (375 ± 14,7 мМЕ/л, р> 0,05) существенно не отличался от показателей в контрольной группе (329 ± 14,9).Пациенткам определялся уровень прогестерона дважды в течение 2 последних циклов.Значения прогестерона были ниже нормальных значений (ниже 2 нг/мл), что отражает хронический характер нарушения овуляции. Уровень прогестерона в 1 группе составил 1,4 ± 0,9 нмоль/л( р < 0,001), что сопровождалось ановуляцией и бесплодием и, в большинстве случаев, являлось основной причиной обращения за медицинской помощью.

Как известно, уровеньТТГ является наиболее быстро реагирующим показателем при возникновении дисфункции щитовидной железы (8). У пациенток с СПКЯ и бесплодием этот показатель был значительно выше (4,2 ± 0,3 мМЕ/л, р< 0,001), чем в контрольной группе (1,4 ± 0,7 мМЕ/л) и выявлялся в 47,5% случаев (28 женщин). Из этого числа пациенток СПКЯ и бесплодием с АИТсубклинический гипотиреоз выявлялся в 62,1 %, манифестный гипотиреоз лишь 8,3%случаев.

Таким образом для пациенток с бесплодием и СПКЯ характерна не только гиперандрогения, но значительная частота нарушений структуры и функции щитовидной железы.

 

Таблица 1. Гормональные показатели у пациенток с СПКЯ и бесплодием

 patolog-shitovid-jelezi-tabl1.jpg


Выводы:

1.      У пациенток с СПКЯ и бесплодием значительно чаще встречается дисфункция щитовидной железы, чем при бесплодии без СПКЯ.

2.      Для пациенток с СПКЯ характерна высокая частота субклинического гипотиреоза, аутоиммунного тиреоидита и эндемического зоба.

 

ЛИТЕРАТУРА

1. JanssenO.E., MehlmauerN., HahnS., OffnerA.H., GärtnerR. High prevalence of autoimmune thyroiditis in patients with polycystic ovary syndrome. Eur J Endocrinol.,2004;150:363-369.

 2.Nader NS, Bahn RS, Johnson MD, Weaver AL,SinghR,Kumar S. Relationships between thyroid function and lipid status or insulinresistance in pediatric population.Thyroid,2010,20(12),1333-1339.

3. Angstwurm M.W., Gartner R.& Ziegler-Heitbrock H.W. Cyclic plasma IL-6 levels during normal menstrual cycle. Cytokine, 1997, 9, 370–374.

4. ЖигжитоваЕ.Б., ПруткинаЕ.В.Уровень цитокинов в сыворотке крови у больных аутоиммуннымтиреоидитом. Сибирский медицинский журнал, 2010, т. 94,№3. - С. 81-83.

5.MuellerA., C. Schöf, R. Dittrich, S. Cupisti, P.G. Oppelt, R.L. Schild, M.W. Beckmann, L. Häberle. Thyroid-stimulating hormone is associated with insulin resistance independently of body mass index and age in women with polycystic ovary syndrome. Hum. Reprod.,Vol. 24, Issue11, p. 2924-2930.

6. MaratouE., HadjidakisD., KolliasA., TsegkaK., PeppaM., AlevizakiM.Dr, MitrouP., LambadiariV., BoutatiE., NikzasD., et al. Studies of insulin resistance in patients with clinical and subclinical hypothyroidism. Eur J Endocrinol, 2010, 163. - Р. 625-630.

7. Sakiyama R.: Approach to patients with hirsutism. West J Med 1996; 165:386-391.

8. AnderssonM., B. de Benoist, RogersL.Epidemiology of iodine deficiency: Salt iodisation

and iodine status. Best Practice. Research Clin.Endocrinol.&Metabol.,2010, Issue 1, P. 1-11 (Febr.)

9. T. Farasat,A.MajeedCheema, M. N. Khan. Relationship of Thyroid Hormones with Serum Fasting Insulin and Insulin Resistance in Euthyroid Glycemic Anomalies.Pakistan J. Zool., vol. 43(2), pp. 379-386, 2011.

10. E.Diamanti- Kandarakis, C.D. Christakou, E. Kandaraki and F.N Economou. Metformin: an old medication of new fashion: evolving new molecular mechanisms and clinical implications in polycystic ovary syndrome. Europ.Journ.Endocrinol., 2010, Vol .,162, Issue 2, 193-212.

11. F.D. McCulloch. Natural Treatments for Autoimmune Infertility Concerns.April 28, 2011

 

 





 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

  .  
 

Copyright (C) Репродуктивная медицина. Научно-практический журнал
г. Алматы, Алмалинский район, ул. Байтурсынова 79.
Тел.: +7 (727) 250 00 11, skype: medmedia.kz, e-mail: info@medmedia.kz
   
 
Яндекс.Метрика