ГЛАВНАЯ ЖУРНАЛЫ СОБЫТИЯ ИЗДАНИЯ КОНГРЕСС О НАС КОНТАКТЫ  

ФИТОЭСТРОГЕНЫ И РЕПРОДУКТИВНАЯ ФУНКЦИЯ
 

 А.И.Никитин

Балтийский Институт репродуктологии человека, г. Санкт-Петербург


 Поскольку научные разработки ороли питания в осуществлении физиологических процессов и в возникновении ряда патологических состояний касаются профилактики многих заболеваний, они представляются весьма перспективными в программах оздоровления населения. Они хорошо укладываются в рациональный принцип: «лекарство должно быть пищей, а пища – лекарством». В реализации этого принципа, помимо соблюдения диет, значительная роль отводится биологически активным пищевым добавкам (БАД). В аннотациях к ним указывается, что они не являются лекарством, чем косвенно намекается на то, что соблюдение правил, касающихся показаний, противопоказаний, дозировок, возможного ограничения приема БАД при беременности и т.п. не является столь строгим, как для лекарственных средств. Однако следует признать, что наши знания об условиях и механизмах влияния и БАД, и биологически активных соединений, находящихся в обычных пищевых продуктах, на возникновение и течение патологических процессов еще недостаточны. Мы знаем, однако, что не только недостаток, но и избыток ряда витаминов, минеральных веществ и микроэлементов может вызывать расстройства физиологических функций и возникновение патологических процессов. Поэтому группа биологически активных соединений растительного происхождения, объединенных в группу фитоэстрогенов (ФЭ), привлекла и продолжает привлекать большое внимание специалистов разных областей медицины.

Впервые внимание специалистов к веществам растительного происхождения, обладающим гормоноподобными свойствами, было обращено после того, как в середине прошлого века у овец Австралии, выпас которых производился на пастбищах, богатых клеверомTrifoliumsubterranium, было описано состояние, характеризовавшееся нарушением функции яичников и снижением плодовитости.Наблюдавшиеся у овец расстройства назвали «клеверной болезнью». Впоследствии выяснилось, что клеверTrifoliumsubterraniumбогат соединениями, относящимися к классу биофлавоноидов, обладающих свойствами женских половых гормонов, эстрогенов. Кроме того, ониобладают определенным структурным сходством с эстрогенными гормонами и имеют близкий с ними молекулярный вес, поэтому их назвали фитоэстрогенами (ФЭ). Важным свойством ФЭ, как оказалось, является их способность «узнавать» эстрогенные рецепторы тканей-мишеней и связываться с ними, т.е. мимикрировать, блокировать или модифицировать действие эндогенного эстрадиола. Таким образом, такие составляющие экосистемы как растения, потребляемые в пищу животными и человеком, являются постоянными поставщиками в организм соединений, обладающих гормоноподобными свойствами и, следовательно, способностью «вмешиваться» в гормонозависимые процессы/2/.

ФЭ по своей биохимической структуре разделяются на 2 класса: первый – изофлавоноиды – производные гликозидов, соответствующие по структуре гетероциклическим фенолам, и второй – лигнаны, относящиеся к дифенолам. В последние годы некоторые авторы выделяют в отдельные классы т.н. куместаны, стильбены и лактоны /30/. Кроме красного клевера, изофлавоноиды (и куместаны) в больших количествах содержатся в соевых бобах (до 3 мг/г), различных стручковых растениях, люцерне, чечевице, гранатах, финиках, семенах подсолнечника и других растениях. Наиболее изученные лигнаны – энтеродиол и энтеролактон представляют собой продукты метаболизма их предшественников, находящихся преимущественно в наружном слое зерен, особенно,пшеницы, ржи и риса, в семенах льна, орехах, некоторых ягодах, фруктах (вишне, яблоках) и овощах (чесноке, петрушке, моркови и др.). Многие из этих соединений были обнаружены также в коровьем молоке. Наиболее часто встречающиеся в пище человека ФЭ – генестеин, дейдзеин, куместрол, энтэролактон, кверцитин, ресвератрол и другие.

Активность ФЭ в сотни и тысячи раз меньше активности эндогенных гормонов, однако их постоянное потребление с растительной пищей, молоком и мясом травоядных животных может приводить к значительной концентрации их в организме. Так, в слюне, грудном молоке, соке предстательной железы и сперме человека энтеролактон и энтеродиол были обнаружены в количествах, превышающих концентрацию эндогенных эстрогенов /18/.

Первоначально основу исследований роли ФЭ в физиологии и патологии репродуктивной системы составили эпидемиологические исследования особенностей питания различных этнических групп населения. В то время в США среднее потребление изофлавоноидов, преимущественно в виде продуктов из сои, составляло менее 3 мг в день, а в Европе – менее 1 мг; в странах же Азии этот показатель достигал 25-50 (до 100) мг /26/. Изучение репродуктивного здоровья этнических групп, диета которых в большом количестве содержала продукты, богатые изофлавоноидами, дало поразительные результаты. Было установлено, что у женщин стран Азии, у которых продукты из сои (соевое молоко, тофу, мисо и др.), являются (в противоположность преимущественно мясо-молочной диете населения западных стран), традиционно преобладающими, уровень эстрадиола сыворотки крови оказался на 30-40% ниже, продолжительность менструального цикла в среднем на 2-3 дня дольше, чем у женщин Европы и США, а болезненные симптомы, связанные с наступлением менопаузы встречаются реже и в гораздо менее выраженной форме /12,47/.

Мнение о ФЭ как полезном для репродуктивного здоровья факторе утвердилось(не только в среде специалистов, но и среди населения) после публикации и распространения в средствах массовой информацииданных эпидемиологическихисследований, касающихся влияния ФЭ на развитие гормонозависимых пролиферативных и опухолевых процессов в молочной железе, матке, предстательной железе, толстом кишечнике и ряда неопухолевых заболеваний, в том числесердечно-сосудистых. Было отмечено, что злокачественные опухоли молочной железы и простаты, прочно занявшие в промышленно развитых странах Запада лидирующие позиции, в странах Азии, прежде всего – Юго-Востока, встречаются значительно реже и смертность от них ниже /14,5,49/. Так, у женщин США риск развития рака молочной железы в настоящее время в 4-5 раз выше, чем у жительниц Японии и Китая /8,36/. Исследования, проведенные в Китае, показали, что протекторный эффект ФЭ в отношении рака молочной железы особенно выражен в случаях, когда пища, богатая ФЭ, была преобладающей в диете с препубертатного возраста /15,45,29/, что связано со способностью ФЭ вызывать более полную дифференцировку структур молочной железы, делающих их более «устойчивыми» к канцерогенным агентам.

Важно отметить, что «вестернизация» образа жизни уроженцев Азии после переезда на постоянное место проживания в Европу или Америку, сопровождающаяся изменением традиционного характера питания на западный, приводит к учащению опухолевых процессов в молочной железе у 2-3-го поколений иммигрантов, у которых этот вид злокачественной опухоли начинает встречаться с той же частотой, что и у коренных жителей /46/. В основе механизма протекторного действия ФЭ в отношении опухолевых процессов в молочной железе (и в других органах) лежит«соревнование за рецепторы»: способность ФЭ блокировать («занимать») рецепторы к эндогенному эстрадиолу и препятствовать таким образом реализации канцерогенного эффекта последнего, а также влияние на активность ферментов ароматазной системы, тормозящее конверсию андростендиона и тестостерона в эстрон, а последнего – в 17-β эстрадиол. Противоопухолевый эффект ФЭ может быть обусловлен и их способностью ингибировать ангиогенез, их антиоксидантными и иммуномодулирующими свойствами /38,40/. Что касается рака предстательной железы, интересно отметить, что, как и в отношении рака молочной железы, у иммигрантов из азиатских стран после их переезда на Запад и изменения характера питания, частота манифестных форм рака простаты у потомства 2-3 поколений становилась такой же высокой, как и у коренных жителей /49/.

При анализе характера питания женщин Китая, имеющих рак матки, и здоровых,оказалось, что в группе здоровых потребление соевых продуктов было значительно выше /54/. Это позволило говорить о протекторной роли ФЭ в отношении рака эндометрия. Cогласно Moore с соавт. /34/ гинестеин в малых концентрациях (1.0 мкг/мл и менее) стимулирует, а в больших (10 мкг/мл и более) тормозит пролиферацию клеток лейомиомы in vitro. Поэтому ряд авторов /33/ рекомендовали использовать гинестеин в качестве альтернативного метода при лечении миомы матки. Наличие у ФЭ безусловного маммо- и утеротропного эффектовпоказалии эксперименты на животных /27,41/.

Ряд клинических и экспериментальных исследований выявили защитное действие продуктов из сои на развитие рака толстого кишечника /7,25/, особенно эффективно проявляющееся при приеме продуктов, богатых ФЭ женщинами. Cогласно Yan и соавт. /55/, регулярное потребление женщинами продуктов из сои снижает риск развития рака прямой кишки на 20%. По мнению Barone с соавт. /7/ это делает ФЭ «идеальным средством профилактики рака прямой кишки»у женщин.

Полученные эпидемиологические данные стимулировали проведение клинических исследований влияния ФЭ на репродуктивную функцию и течение упомянутых выше патологических процессов. Носили они, однако, относительно кратковременный характер. Оказалось, что ежедневное в течение 3-24 недель потребление молодыми здоровыми женщинами рациона, содержащего 60 гсоевого белка, что эквивалентно 40-50 мгизофлавоноидов, приводило к удлинению (на 2,5-3,5 дн.) менструального цикла за счет фолликулярной фазы, а также к разной степени выраженности супрессии пиков ЛГ и ФСГ /12/. При потреблении богатой ФЭ пищи женщинами, находящимися в постменопаузе, были обнаружены (по состоянию влагалищного эпителия) проявления эстрогенного влияния и смягчение симптомов климактерического синдрома /53/. Согласно исследованиям Duffy и соавт. /17/ежедневное в течение 12 нед. потребление женщинами старше 50 лет 60 мг изофлавоноидов значительно улучшало их когнитивные способности.

У пациентов с начальными стадиями рака предстательной железы, ежедневно в течение 4-6 мес. потреблявших 80-100 мг изофлавоноидов, была отмечена стабилизация или даже снижению уровня основного показателя прогрессирования опухолевого процесса – простатоспецифического антигена /49,25/.

Недавно о благоприятном влиянии длительного потребления ФЭ на репродуктивную функцию мужчин сообщилиCasini с соавт. /11/, показавшие, что ежедневный в течение 6 мес. прием пациентом с тяжелой формой олигоспермии 80 мг ФЭ привел к улучшению показателей спермограммы, а последующая искусственная инсеминация – к наступлению беременности. Отмечено активирующее реакцию капацитации сперматозоидов человека действие генестеина /19/. Unfer с соавт. /48/в проспективном контролируемом исследовании, включившем 274 цикла экстракорпорального оплодотворения, отметили достоверный рост частоты имплантации, наступления беременности и родов в группе женщин, получавших для поддержания второй фазы цикла вместе с препаратами прогестерона и ФЭ

Получены эпидемиологические и клинические данные, свидетельствующие о том, что регулярное потребление пищи, богатой изофлавоноидами, является одним из средств профилактики острых сердечно-сосудистых расстройств, прежде всего,у мужчин /50,56/. Поскольку, как известно, женщины до определенного возраста «защищены» от инфаркта миокарда эстрогенами, случаи инфаркта у мужчин встречаются значительно раньше, уже с 40 (и даже меньше) лет. «Догонять» мужчин женщины начинают только с наступлением менопаузы, когда уровень эстрадиола в их организме снижается. Поэтому высказываются предложения о регулярном потреблении мужчинами, находящихся в зоне риска по инфаркту миокарда, наряду с использованием известных профилактических средств,соевых и других продуктов, богатых ФЭ.

Выявление протекторной роли ФЭ в отношении опухолевых процессов и их благоприятном влиянии на течение ряда других заболеваний дали основание для оптимистических выводов по практическому использованию продуктов и пищевых добавок, богатых изофлавоноидами, в качестве средства профилактики перечисленных выше патологических процессов, а также для смягчения симптомов климактерия. Для последнего состояния особое внимание обратили на случаи, когда эти симптомы появляются у молодых женщин в результате «выпадения» функции яичников, в том числе после их удаления при опухолевых процессах /3,1/. В последнее десятилетие это привело к заметному росту потребления соевых продуктов и содержащих изофлавоноиды пищевых добавок в США и Европе. Ежедневный прием 25 мг изофлавоноидов рекомендовало жителям США Федеральное агентство по контролю за пищевыми продуктами и лекарствами. ФЭ стали потреблять и беременные женщины. В продаже появились специальные пищевые добавки (формулы), преимущественно на основе сои, в том числе, для новорожденных и детей первых лет жизни. На процесс их производства и потребления стали влиять и коммерческие интересы фирм-производителей.

Это заставилопоследующих исследователей обратить более пристальное внимание на возможные отрицательные свойства ФЭ. Наряду с продолжающейся публикацией данных о протекторной роли регулярного приема соевых продуктов в отношении раковых заболеваний /26,9,43,21,28/, в последние годы появился ряд обзоров, а также работ с мета-анализом результатов других авторов /16,51,31/, в которых подчеркивалась неоднозначность эпидемиологических и клинических исследований и предостерегалось от излишнего увлечения потреблением соевых продуктов. Messina,Wu/32/ считают, в частности, что прием изофлавоноидов и лигнанов противопоказан женщинам с уже диагносцированным раком молочной железы, так как ФЭв определенных условиях могут стимулировать рост раковых клеток. Сторонники роли ФЭ как фактора, благоприятно влияющего на физиологические и патологические процессы в репродуктивной системе, объясняют разноречивость данных литературы кратковременностью клинических наблюдений, недоучетом возраста «испытуемых», особенностями гормонального профиля их организма, стадии и характера опухолевого процесса, отсутствием строгого количественного учета поступления ФЭ в организм, необходимостью преодоления трудностей, связанных с подбором контрольных групп и т.п., т.е. отсутствием стандарта проведения исследований. С этим связано то, что, несмотря на скептицизм последних лет в отношении благоприятных эффектов ФЭ на репродуктивную систему, исследования в этом направлении не прекращаются, а число публикаций не уменьшается.

Одновременно стали обсуждаться вопросы безопасного потребления этих продуктов беременными женщинами и детьми. К сожалению, клинические наблюдения по этим вопросам немногочисленны, скудны. Имеются отдельные сообщения /36/ о возможной связи гипоспадии плода с приемом беременной женщиной пищи, содержащей повышенные количества ФЭ. Большее число данных было получено в эксперименте на животных. Хотя прямо переносить эти данные на человека следует с осторожностью, не учитывать их нельзя. Именно пренебрежение преклиническими экспериментами вменялось в вину фирме-производителю препарата толидомид, принимаемого в 60-70 гг. прошлого века беременными женщинами Западной Европы и вызвавшего «эпидемию пороков конечностей» у новорожденных.

Из полученных экспериментальных данных следует упомянуть следующее. О двукратном уменьшении числа овулирующих гамет, снижении частоты оплодотворения и увеличении (с 3 до 46%) частоты внутриутробной гибели эмбрионов на ранних этапах развития при введении самкам мышей куместрола первыми сообщили Fredricks и соавт. /20/. При введении беременнымсамкам крыс генистеина в дозе 50 мг/кг (количество примерно соответствует содержанию генистеина в стандартных соевых продуктах для новорожденных) у трети потомства обнаружили развитие плоскоклеточной метаплазии и гиперплазии эндометрия, аденокарцином матки, цистаденом в яичниках и опухолей молочных желез /10,6,22,35/. При содержании беременных самок мышей на пище с добавлением ФЭ у плодов выявили /39/увеличение уровня эндогенного эстрадиола, которое авторы обозначили «синдромом фетальной эстрогенизации». В дальнейшем это проявлялось ранним наступлением полового созревания и увеличением чувствительности матки к действию эстрогенов. У потомства самцов наблюдалось уменьшение веса яичек, эпидидимуса и семенных пузырьков с одновременным увеличением веса простаты. Общий вес плодов и мужского, и женского пола при рождении был снижен, однако по достижении взрослого состоянияу некоторых из них выявлялись признаки ожирения и нарушение теста на толерантность к глюкозе. Авторы подчеркивают, что степень проявлений нарушений у потомства зависела от дозы ФЭ, получаемых беременной самкой. Akingbemi и соавт. /4/ установили, что содержание беременных крыс на диете, содержащей ФЭ, и последующее содержание на такой же диете новорожденных самцов при использовании малых доз ФЭ ведет к снижению секреции тестостерона и уменьшению веса яичек. При использовании больших доз наблюдался рост уровня тестостерона. Авторы полагают, что введение высоких доз ФЭ стимулирует секрецию тестестерона, что, по их мнению, может привести в дальнейшем к развитию опухолей яичек. Последнее заставляет вспомнить поставленный человечеством на себе самом опыт по использованию сильнейшего синтетического препарата с эстрогенным действие – диэтилстильбэстрола /45,13/, когда у потомства было отмечено частое возникновение опухолей влагалища и яичек.

 Согласно Jefferson и соавт. /24,23/, Whitten и соавт /52/ новорожденные и неполовозрелые самки мышей и крыс, подвергнутые действию генестеина в дозе 5-50 мг/кг или куместрола в последующем характеризовались нарушением эстральной функции (постоянный эструс), сопровождающимся ановуляторным состоянием, снижением плодовитости или полной инфертильностью (дозы 25-50 мг/кг). Авторы подчеркивают, что при переносе ранних зародышей от таких самок интактным самкам отклонений в развитии перенесенных эмбрионов не наблюдалось, что свидетельствует о нарушении репродуктивной функции самок опытной группы, а не о патологии половых клеток и эмбрионов. Нарушение овуляторного процесса у подопытных самок авторы связали с супрессией секреции гонадотропинов, а учащение гибели зародышей – с нарушением (задержкой) овуляции и, как следствие этого, ‒ перезреванием яйцеклеток.

Увеличение веса гипофиза, гиперплазиюпротоков и альвеолмолочной железы мышей после введения им в неонатальном периоде малых (0,5 мг/кг/день) доз генистеина обнаружили Pаdilla-Banks и соавт. /37/. При введении больших доз (до 50 мг/кг/день) наблюдалось недоразвитие структур молочной железы и отсутствие лактации. Аналогичные результаты были получены Delclos и соавт. /15/ после введения генестеина беременным самкам крыс. Таким образом, полученные данныесвидетельствуют, что действие ФЭ, вводимых в организм в пренатальном и неонатальном периодах, может вызывать неблагоприятные эффекты у потомства, в том числе, врожденные пороки и развитие опухолей. Следовательно, появление в организме плода веществ с гормоноподобным действием представляет опасность для плода. Хотя содержащие ФЭ препараты относятся к пищевым добавкам, полученные данные говорят о необходимости более строгого подхода к рекомендациям об их использовании, прежде всего, при беременности. Как и в случаях с лекарственными препаратами, следует, вероятно, учитывать дозу, время приема, его продолжительность, а также противопоказания к приему препаратов, содержащих ФЭ. Кроме того, полученные новые данные еще более подчеркивают важную роль получаемых с пищей биологически активных веществ не только в физиологии и патологии взрослого организма, но и, что еще более важно, в патологии плода и потомства. Нельзя исключить, что они могут вносить определенный вклад в возникновение таких грозных проявлений действия повреждающих факторов в пренатальном онтогенезе, как трансплацентарный канцерогенез и возникновение пороков развития, точные причины которых в большинстве случаев по-прежнему остаются невыясненными

 

ЛИТЕРАТУРА

 1. Вишневский А.С., Сафронникова Н.Р., Нурмухамедов А.И. и др. Сравнительная оценка эффективности фитоэстрогенов и натуральных эстрогенов, применяемых в качестве заместительной гормонотерапии у больных климактерическим синдромом. Ж. акуш. жен. б-ей. 2002,т.60,в.1,с.68-73.

 2. Никитин А.И. Фитоэстрогены (лекция). Пробл. репрод., - 2000, №3, с.13-20.

 3. Сметник В.П. Альтернатива заместительной гормональной терапии: фитогормоны и фитоэстрогены. Климактерий. - 2001, №2, с.5-10.

 4. Akingbemi B., Braden t., Kemppainen B. et al. Exposure to phytoestrogens in the perinatal period affects androgen secretion by Leidig cells in the adult rat. Endocrinol. 2007, v.148, p.4475-4478.

 5. Aldercreutz H. Phytoestrogens and breast cancer. J.Steroid Biochem. Mol.Biol. 2003, v.83, p.113-118.

 6. Awoniji C.A., Roberts D., Rao Veeramachaneni D.N. et al. Reproductive sequelae in female rats after in utero and neonatal exposure to the genistein. Fertil. Steril., 1998, v.70, p. 440-447.

 7. Barone M. Estrogens, phytoestrogens and colorectal neoproliferative lesions. Genes Nutr. 2008, v.3, p.7-13.

 8. Bouker K.B.,Hilakivi-Clarke L. Genistein: does it prevent or promote breast cancer? Environ.Health Persp. 2000, v.108, p.701-708.

9. Buck K.,Zaineddin A.,Vrieling A. et al. Meta-analyses of lignans and enterolignans in relation to breast cancer risk. Am.J. Clin.Nutr. 2010, v.92,p.141-153.

10. Burroughs C.D., Mills K.T. Bern H.A. Reproductive abnormalities in female mice exposed neonatally to various doses of coumestrol. J.Toxicol. Environ.Health. 1990, v.30, p.105-122.

 11.. Casini L, Gerli S., Unfer V. An infertile couple suffering from oligospermia by partial sperm maturation arrest: can phytoestrogens play a therapeutec role? Gynecol. Endocrinol. 2006, v.22, p.399-401.

 12. Cassidy A., Bingham S., Setchell K. Biological effects of a diet of soy protein rich in isoflavones on the menstrual cycle of premenopausal women. Am. J.Clin.Nutr.1994, v.60, p. 333-340.

 13. Conley G.R.,Sant G.R.,Ucci A.A.,Mitcheson H.D. Simenoma and epididimal cysts in a joung man with known diethylstilbestrol exposure in utero. JAMA 1983, v.249,p.1325-1326

 14. Dai O.,Franke A.A.,Shu X.O. et al. Urinary excretion of phytoestrogen and risk of breast cancer among Chinese women in Shanghai. Cancer Epidemiol. Biomark. Prev. 2002, v.11, p.815-821.

 15.Delclos K.B. Bucci T.J.,Lomax L.G. et al. Effects of dietary genistein during development on male and female CD rats. Reprod. Toxicol. 2001, v.15, p.647-663.

 16. Duffy C.,Perez K., Partridge A. Implications of phytoestrogen intake for breast cancer. Cancer J. Clin. 2007, v.57, p.260-277.

 17. Duffy R.,Wiseman H.,File S.E. Improved cognitive function in postmenopausal women after 12 weeks of consumption of a soya extract containing isoflavones. Pharmacol. Beochem. 2003, v.75,p.721-729.

 18. Finlay E.M.,Wilson D.W., Aldercreutz H., Griffiths K. The identification and measurement of phytoestrogens in human saliva, plasma, breast aspirate or cyst fluid and prostatic fluid using gas chromatography-mass spectrometry. Endocrinology. 1991, v.129, suppl.,p.49.

19. Fraser R.L.,Begret E.,Milligan S.R. et al. Effects of estrogenic xenobiotics on human and mouse spermatozoa. Hum. Reprod. 2000, v.21,p.1184-1193.

 20. Fredricks G.R.,Kincaid R.L., Bondioli K.R., Wright R.W. Ovulation rates and embryo degeneracy in female mice fed the phytoestrogen coumestrol. Proc. Soc. Exp. Biol. Med. 1981, v.167, p.237-241.

 21. Goodman M.T.,Shvetsov Y.B.,Wilkens L.R. et al. Urinary phytoestrogen excrecion and postmenopausal breast cancer risk. Cacer Prev.Rev. 2009, v.2, p.887-894. 

 22. Hilakivi-Clarke L.,Cho E., Onojafe J et al. Maternal exposure to genistein during pregnancy increases carcinogen-induced mammary tumorogenesis in female rat offspring. Oncol.Rev. 1999, v.6.p.1089-1095.

 23. Jefferson W.N. Padilla-Banks E. Goulding E.H.et al. Neonatal exposure to genistein disrupts ability of female mouse reproductive tract to support embryo development and implantation. Biol.Reprod. 2009, v.80,p.425-431

 24. Jefferson W.N., Padilla-Banks E., Newbold R.R. Studies of the effects of neonatal exposure to genistein on the developing female reproductive system. J. ADAC Int. 2006, v.89, p. 1189-1196.

 25. Johnsen N.F., Olsen A.,Thomsen B.L. et al. Plasma enterolactone and risk of colon and rectal cancer in a case-cohort study of Danish men and women. Cancer Caus.Control 2009, v.21, p.153-162.

26. Kim J. Protective effects of Asian dietary items on cancer – soy and ginseng. Asian Pac.Cancer Prev. 2008 v.9, p.543-548.

27. Kitts W.D., Newsome F.E., Runeckles V.C. The estrogenic and antiestrogenic effects of coumestrol and zeralenol on the immature rat uterus. Can. J. Anim. Sci. 1983, v.63, p.823-824.

28. Kumar R.,Verma V.,Jain R. et al. Synergistic chemoprotective mechanism of dietary phytoestrogens in a select combination against prostate cancer. Nutr.Biochem. 2010, v.31, p.3-8.

 29. Lee S.A.,Shu X.O.,Li H. et al. Adolescent and adult soy food intake and breast cancer risk: result from the Shanghai women health study. Am.J.Clin.Nutr. 2009, v.89,p.1920-1926.

 30. Mense S.M., Hei T.K., Ganju R.K et al. Phytoestrogensand breast cancer prevention. Environ.Health. Persp. 2008, v.116, p.426-433.

31. Messina M.J. Insights gained from 20 years of soy research. J.Nutr. 2010, v.140, p. 2289-2295.

32.Messina M.,Wu A. Retrospectives on the soy-breast cancer relation. Am.J.Clin.Nutr. 2009, v.89, p.16735-16795.

 33. Miyake A.,TakedaT., Jsobe A. et al. Repressive effect of the phytoestrogen genistein on estradiol-induced uterine leiomyome cell proliferation. Gynecol.Endocrinol. 2009, v.25, p.403-409.

34. Moore A., castrol l.,Yu L. et al. Stimulatory and inhibitory effects of genistein on human uterine leiomyoma cell proliferation are influensed by the concentration. Hum. Reprod. 2007, v.22, p.2623-2631.

35. Newbold R.R.,Banks E.P.,Bullock B. et al. Uterine adenocarcinoma in mice treated neonatally with genistein. Cancer Res. 2001, v.61, p.4325-4328.

36. North K.,Golding J.A. A maternal vegetarian diet in pregnancy is associated with hypospadia. BJU Int. 2000, v.85, p.107-113.

 37. Padilla-Banks E., Jefferson W.N., Newbold R.R. Neonatal exposure to the phytoestrogen genistein alters mammary gland growth programming of hormone receptor levels. Endocrinol. 2006, v.147, p.4871-4882.

38. Rice S., Whittehead S.A. Phytoestrogens and breast cancer – promoters or protectors Endocr.-relat. Cancer. 2006, v.13, p.995-1015.

39. Ruhlen R.L., Howdeshell K.L. Mao J. et al. Low phytoestrogen levels in feed increase fetal serum estradiol resulting in the «fetal estrogenization syndrom» and obesity in CD-1 mice. Environ.Health Persp. 2008, v.116, p.322-328.

 40. Sarcar F.H.,Adsule S.,Padhye S. et al. The role of genistein and synthetic derivatives of isoflavone in cancer prevention and therapy. Mini Rev. Med. Chem. 2006, v.6,p.401-407.

 41. Santell R.C., Chang I.C., Nair H.G., Helferich W.G. Dietary genistein exerts estrogenic effects upon the uterus, mammary gland and the hypothalamic/pituitary axis in rats. Am.Soc.Nutr.Sci. 1997, v.127, p.263-269.

42. Shu X.O.,Jin F.,Dai O. et al. Soy food intake during adolescence and subsequent risk of breast cancer among Chinese women. Cancer Epidemiol. Prev. 2001, v.10, p.483-488.

43. Shu X.O., Zheng Y.,Cai H et al. Soy food intake and breast cancer survival. JAMA 2009, v.302, p.2437-2443.

44. Stillman R.J. In utero exposure to diethylstilbestrol: adverse effects on the reproductive tract and reproductive performance in male and female offspring. Am.J.Obst.Gynecol. 1982, v.142,p.905-921.

45. Thanos J.,Cotterchio H.,Boucher В. et al. Adolescent dietary phytoestrogen intake and breast cancer risk. Cancer Causes Control. 2006, v.17, p.1253-1261.

46. Trichopoulos D., Yen S., Brown E.L. et al. The effect of westernization on urine estrogens, frequency of ovulation and breast cancer risk. Cancer 1984, v.53,p. 187-192.

47. Twombly R. Whats eating us about what we are eating. Environ. Health Persp. 1995,v.103, p.556-559.

 48. Unfer V.,Casini m.,Gerli S. et al. Phytoestrogens may improve the pregnancy rate in vitro fertilization-embryo transfer cycles; a prospective, controlled, randomized trial. Fertil. Steril. 2004, v.82,p.1509-1513/

49.Vaishampampayan U.,Hussain M.,Banerjee M . et al. Lycopene and soy isovlavones in the treatment of prostate cancer. Cancer Nutr. 2007, v.59, p.1-7.

 50. Vanharanta M.,Voutilainen S.,Rissanen T.H. et al. Risk of cardiovascular disease-related and all-cause death according to serum concentration of enterolactone. Arch. Inter.Med. 2003, v.12, p.1099-1104.

 51.Von Low E.C.,Perabo F.C.,Siener R., Muller S.C. Facts and fiction of phytotherapy for prostate cancer: a critical assessment of preclinical and clinical date. In vivo. 2007, v.21,p.189-204.

 52. Whitten P.L., Lewis C., Naftolin F. A phytoestrogen diet induces the premature anovulatory syndrom in lactationally exposed female rats. Diol.Reprod. 1993 v.49, p.1117-1121.

53. Wilcox G., Wahlquis L., Burger H.G., Medley G. Oestrogenic effects of plant foods in postmenopausal women. BMJ 1990, v.301, p.905-906.

54. Xu W.H., Zheng W., Xiang Y.B. et al. Soy food intake and risk of endometrial cancer among Chinese women in Shanghai. BMJ 2004, v.328, p.1285.

55. Yan L., Spitznagel E.L.,Bosland C. Soy consumption and colorectal cancer risk in humans: a meta-analysis. Cancer Epidemiol. Biomark. Prev. 2010, v.19, p.148-158.

56. Zhang X., Shu X.O., Gao Y.T et al. Soy food consumption is associated with lower risk of coronary heart disease in Chinese women. J.Nutr. 2003, v.133,p.2874-2878.

 

 





 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

  .  
 

Copyright (C) Репродуктивная медицина. Научно-практический журнал
г. Алматы, Алмалинский район, ул. Байтурсынова 79.
Тел.: +7 (727) 250 00 11, skype: medmedia.kz, e-mail: info@medmedia.kz
   
 
Яндекс.Метрика